Тандем - 2, шлакоблочные станки, бетоносмесители


Производство оборудования и технологии
Рубрики

Нефть

ПО СВИДЕТЕЛЬСТВУ Геродота, нефть

использовалась для освещения еще в Вавилоне’. В местах выхода нефтяных газов строились храмы огнепоклонников — зороаст — рийцев, просуществовавшие вплоть до XX в. Нефть применялась кик лекарство (прежде всего, от кожных болезней); видимо, вхо­пила в состав "греческого огня", но до последней четверти XIX в. вишивного значения не имела.

В первой половине XIX в. Россия занимала по добыче нефти I — с место в мире, однако вся добыча составляла всего лишь 200 1ыс. пудов (3,28 тыс. тонн) в 1821 г.; 250 тыс. пудов (4,09 тыс. ниш) в 1831 г.; 337 тыс. пудов (5,5 тыс. тонн) в 1840 г.; 221 тыс. пудов (3,62 тыс. тонн) в 1850 г. В 1859 г. Россия добыла 3,9 тыс. шин нефти, а США — 2,8 тыс. тонн2. Во всех других странах практически никакой добычи не было, совершенно мизерной до­бычей в Галиции и Румынии, с точки зрения статистики, вполне можно пренебречь.

Бакинская нефть в 1850-х годах по-прежнему, как и за сто­не гия до этого, добывалась из нефтяных колодцев, а в США, где а 1859 г. была пробурена первая скважина, годовая добыча в 1860 і сразу выросла до 690 тыс. тонн — в 246 раз3. [452] [453]

Первую скважину в США пробурил Эдвин Л. Дрейк и ПШ> сте 1859 г. К ноябрю 1860 г. добыча нефти в США велась ни М скважинах. В 1861 г. появилась первая фонтанирующая скішдн на, выбрасывавшая 3 тысячи баррелей в день. Себестоимосгь т« кой нефти была очень низкой. Цены на нефть упали с 10 домчи ров за баррель в январе 1861 г. до 10 центов к концу 1861 г. ІІ[454]>ф тяные фонтаны чаще всего бьют недолго. Вскоре цены на неф’* вновь поднялись — до 4 долл, в конце 1862 г.[455]

В 1860-е годы промышленные нефтяные скважины буришь * только в США, в России по-прежнему обходились нефтяными колодцами. В результате к 1871 г. Россия отставала от США Iі добыче нефти в 36 раз[456] [457].

В первые десятилетия добывавшаяся в Пенсильвании леї мы американская нефть использовалась для производства керосиий который в качестве осветительного средства быстро вытесни* применявшийся ранее китовый жир.

Технические характеристики пенсильванской нефти пошн ляли на 70-80% превращать ее в керосин, экспорт американским! керосина быстро возрастал, в том числе — и в Россию. Собсівг* ное производство керосина велось в Баку и в 60-е годы, и и НН’И ле 70-х годов XIX в., но масштабы производства были невелики в 1872 г. в Россию было ввезено 1793 тыс. пудов американским* керосина и произведено внутри страны около 400 тыс. nyflonft

До 1872 г. все бакинские земли сдавались царской казппИ « краткосрочную аренду; в конце 1872 г. состоялись первые п»|«ц| на нефтеносные земли. В том же 1872 г. в Баку начали работай две первые буровые скважины, к концу 1873 г. число бурорм* скважин увеличилось до 16[458].

В 1872 г. в России был введен акциз на нефтяные освети — к’льные масла (25 коп. с пуда). Однако в 1877 г. он был отменен м целях содействия развитию нефтяных промыслов. Эта мера ис­ключительно благоприятно сказалась на развитии нефтяной про­мышленности, производство собственного керосина стало быстро |iiicra, с 1881 г. начался экспорт бакинского керосина, в 1882 г. импорт керосина в страну полностью прекратился.

В отличие от пенсильванской нефти, выход керосина из ба­кинской нефти не мог превышать 30%; все, что оставалось после мыгонки из нефти керосина и смазочных масел, называли тогда нефтяными остатками".

В 1870-е годы бакинские керосинозаводчики, чтобы изба­ми гься от "нефтяных остатков", готовы были отдавать их даром, а пік как даже бесплатно "остатки" никто не брал, с территории шиодского района текли реки спущенного в море никому не нужного мазута8.

В 1877 г. в Баку было произведено 4,7 млн. пудов керосина и ж сю лишь 0,784 млн. пудов нефтяных остатков (нефтяного топ­кіша)9.

Чтобы использовать "нефтяные остатки" для отопления па­римых машин, в 1876 г. была изобретена форсунка системы И Г. Шухова10, с начала 1880-х годов начато массовое производ-

I ню "нобелевских форсунок"11. "Остатки" стали лучшим в мире, і имым эффективным видом топлива.

Если спрос на "нефтяные остатки" внутри страны был прак — шчески неограничен, то керосином, использовавшимся тогда для щ нещения, российский рынок вскоре был насыщен. Дальнейшая

II ратегия, принятая в России, заключалась в том, чтобы керосин [459] *

по максимуму экспортировать, а "остатки" использовать иіуїр* страны. В 1883 г. правительство закончило строительство жгв і ной дороги Баку — Батум, вывозились по ней для последуют* I* экспорта керосин и смазочные масла. Везти сырую нефть I* остатки было бы слишком дорого, да и дорога была перетру*» г составы включали тогда всего по 8 вагонов, нефтепродукты неї m не только в цистернах, но и в бочках или бидонах.

В то время никто не решался бы открыто выступать ш •* порт сырой нефти из России. Все знали, что если бы такой чр |н век нашелся, то "против него восстанет вся Россия, и нет сипи могущей тогда спасти его "дело"[460]. Поэтому силы, стремивши* • • нажиться на экспорте сырой нефти и превратить Россию в сыр»• вой придаток Запада, избрали другую тактику: сначала спілілі все технические ВОЗМОЖНОСТИ для сырьевого нефтяного ЭКС1И1[М# а затем поставить страну перед свершившимся фактом, lliin’f говоря, для экспорта сырой нефти нужен был нефтепровод IM Баку к Черному морю. Вопрос этот оказался в конце 1880-х шли* в центре общественной жизни.

В середине 1880-х годов в бакинской нефтяной промьишич1 ности действовали предприниматели разных национальностей. Щ разных стран. Часть зарубежных предпринимателей полноеімп учитывала национальные интересы России, некоторые, кик Не пример, Нобель, даже "обрусели". Иначе повел себя Ротинтн демонстративно не считавшийся с русскими интересами и нПм чаями ведения дела. К 1887 г. Ротшильд захватил в свои руки фактическую монополию на нефтяные перевозки по желсмюИ дороге в Батум. Порой на несколько недель он задерживал ні правление нефтяных грузов, чтобы разорить конкурентов.

К 1887 г. именно у Ротшильда созрела идея строители, шй мощного нефтепровода Баку-Батум, что позволило бы вывощи мі России сырую нефть. Русской нефтеперерабатывающей про­мышленности, а также отечественным потребителям нефтетоп — іііна был бы нанесен серьезный ущерб. В газетах началась ин — ширированная Ротшильдом кампания за сооружение нефтепро­вода.

Ротшильду удалось найти поддержку у некоторых сановни­ки» В ноябре 1887 г. министр Государственных Имуществ внес в і нмитет Министров проект устава будущей нефтепроводной компании. Министр считал целесообразным предоставить рот — .нильдовской компании право беспошлинного вывоза нефтяных и і. ітков сроком на 60 лет. Другими словами, этот министр был имов оставить Россию без нефтетоплива вплоть до середины XX in кл. 11о такая готовность жертвовать национальными интереса­ми страны была скорее исключением среди представителей рус — I кой элиты. С просьбой вмешаться к Александру III обратились и шгударственные деятели, и предприниматели, в том числе — Но — пі ііь. Как тогда писали: "Державная воля спасла бакинскую про­мышленность… Правительство предоставило себе право во вся­кие время облаг ать и запрещать вывоз сырья во всех его видах”13.

Строительство нефтепровода Баку-Батум было запрещено. Интриги не желавшего смириться с поражением Ротшильда при­цепи к тому, что в 1892 г. под давлением общественности прави — ІТИІ. СТВО Александра 111 издало закон, ограничивающий возмож­на ги занятия нефтяным делом для иностранцев и евреев14.

Благодаря вовремя принятым мерам Россия продолжала •к портировать продукты переработки нефти. В 1892 г. на керо — I ни и смазочные масла приходилось почти 96% русского нефтя-

» Известия Императорского Общества для содейстаия русскому торговому |1и|н-ходству. Выпуск XXXII. Материалы по вопросу о Баку-Батумском нефте — |шщ|де. М.. 1889. С.41.

11 Гефгер М. Я., Шепелев Л. Е. О проникновении английского капитала в неф — тую промышленность России (1898-1902 годы) // Исторический архив.

сім». №6. С.88.

ного экспорта[461]. Такая же структура нефтеэкспорта сохраняли! и И в начале XX в.: в 1913 г. на сырую нефть пришлось всего 0,(И*1 стоимости нефтяного экспорта, на мазут — 6,8%[462].

Доля шедшего на экспорт керосина (в процентах от производства) составляла 60,4% в 1892 г., 63,3% в 1899 г., 64, И» — в 1904 г.[463]

Что касается нефтепроводов, то русское правительстве! ** лало бы строить их в направлении русских промышленных н*ч* тров. В 1897г. С. Ю.Витте предложил Ротшильду построить пп|’ тепровод от Волги к Москве, при этом давались гарантии, что и* • финансовые интересы Ротшильда будут учтены. Однако 14*» шильд категорически отказался от этого предложения[464]. С грин тельство такого нефтепровода имело бы огромное значение > и страны, но изыскать для него деньги так и не удалось.

Патриотически настроенные организации выступали И строительство не нефтепровода, а керосинопровода от Бпку і Батуму. В 1890-е годы строительство такого керосинопроыи* началось, керосин по нему пошел уже в начале XX века. Групп провод стал лучшим по своим техническим характеристикпм а довоенном мире. А экспорт керосина — не мазута и не сырой И* ф ти — полностью отвечал национальным интересам страны.

Незадолго до начала строительства трубопровода высшим вались опасения относительно скорого истощения бакинских м» сторождений нефти и ненужности (в связи с этим) строитель! ни нефтяной магистрали. Великий русский ученый Д. И.Мєіідсмрм

иыступил против таких взглядов. Перед Первой мировой войной вновь начались разговоры об исчерпании запасов нефти в Баку[465].

В 1920-е годы в СССР заговорили о скором исчезновении нефти не в нашей стране, а в США и других государствах, прав­да, не все советские исследователи соглашались с такими песси­мистическими оценками. В 1929 г. С. Богдановский писал: "… еще наши отцы, на заре русской нефтепромышленности, твердо верили в то, что в Соединенных Штатах нефти хватит на не­сколько лет, после чего американцы не смогут снабдить даже самих себя нефтью, не говоря уже об экспорте, который должен будет без спора отойти к России, как обеспеченной на большой срок запасами нефти в недрах. Таков был прогноз и 40 лет назад, и 30 лет, и 20, и 10, такой же прогноз не редкость и в настоящее нремя"[466].

В 1920-х годах в советской экономико-энергетической науке появилось прогностическое направление, получившее у оппонен­тов ироническое название "нефтяного мессианства". Сторонники •того направления полагали, что в ближайшее время нефтяные ресурсы всех стран мира, кроме СССР, окажутся исчерпанными, а СССР превратится в главного, если не единственного, мирового пефтеэкспортера. Отсюда вывод: отечественные, запасы нефти надо беречь, оставлять в недрах "на потом". Когда в 1924 г. темп прироста мировой нефтедобычи притормозился, в СССР загово­рили, что "приближается момент реализации "исторической мис­сии кавказской нефти"2′. Однако последующие годы оставляли нее меньше надежд на желаемый ход событий. В связи с бурным ростом американской нефтедобычи и уменьшением издержек, осенью 1926 г. началось стремительное снижение мировых цен на нефтепродукты. Капиталистический мир сам обеспечивал сеОи нефтью.

Но в XIX в. представления об ограниченности запасов нсфім на темпы роста российской нефтедобычи не влияли. Ни одни щ расль промышленности в России не развивалась в последней че» верти XIX в. так же быстро, как нефтяная. В 1872 г. добычи неф ти составляла 1,5 млн. пудов, в 1901 г. -706,3 млн. пудов[467] [468] [469].

Если добыча угля в Донбассе с 1860 по 1900 гг. возрооїй почти в 112 раз, а совокупная добыча угля в России в 64 раза, ш добыча нефти в стране увеличилась с 1865 по 1900 гг. в 1135 раї с 557 тыс. пудов до 632 млн. пудов[470]. К началу XX в. Россия ны шла на 1-е место в мире по объемам нефтедобычи.

Менялся технический уровень нефтяной отрасли России, і 1873 г. на нефтяных промыслах стали применяться паровые ми шины, число которых быстро росло. В 1883 г. на промыслах дей ствовал 141 паровой двигатель общей мощностью 1458 лош. СШ|, в 1891 г. — 676 паровых двигателей мощностью 10054 лош. сил, й 1899 г. — 1593 паровых двигателя мощностью в 80146 лош. сил[471],

Соперничали с Россией только Соединенные Штаты. Пи словам А. А.Фурсенко, "вплоть до начала XX в. статистический таблица мировой добычи и экспорта нефти состояла всего ill двух разделов — "Америка" и "Россия", а графа "прочие страны" представляла собой практически пустую колонку, в которой ЛШ чились единицы и доли процентов"25.

Добыча нефти в 1900 г.26

В тыс. баррелей

В процентах

Мир

149137

100

Россия

75780

50,8

США

63621

42,7

Галиция

2437

1,6

Нидерландская Осі-

2253

1,5

Индия (East-Indies) Румыния

1629

1,1

Кроме того, крайне незначительное количество нефти добы­валось в Индии, Канаде, Японии и на Тайване, Германии, Перу, Италии. Так, в Италии, замыкавшей список стран, где велась хоть какая-то добыча нефти, за 1900 год было получено из недр 12 гыс. баррелей.

Однако в первые годы XX в. произошло невероятно резкое изменение соотношения между добычей нефти в России и США: доля России чрезвычайно значительно упала, а США — возросла.

Добыча нефти в 1901-1905 годах2

1901 г.

1905 г.

Мировая добыча нефти (в тыс. баррелей)

167440

215091

Добыча нефти в России — в тыс. баррелей

85168

54960

— в процентах от мировой добычи

50,9

25,6

Таким образом, доля России в мировой добыче с 1901 по 1905 годы сократилась почти вдвое! США за те же годы увели­чили свою долю на 22 процентных пункта.

2,1 Zimmermann E. W. World Resources and Industries. N. Y., 1933. P.494-495.

Доля США в мировой добыче нефти в 1861-1905 годах (в процентах)2Н

1861 г.

99

1870 г.

91

1880 г.

88

1890 г.

60

1895 г.

51

1900 г.

43

1901 г.

41

1905 г.

63

В 1901 г. в России было добыто 11,6 млн. тонн нефти, в 19111 г. — всего 7,6 млн. тонн. Уровень 1901 г. будет впервые преіпий ден лишь в 1928 г.[472] Причины этого длительного застоя (и |ц| период, когда вся мировая нефтепромышленность стремитслм*’ развивалась) носили отнюдь не экономический характер. Мнив экономических факторов, тормозивших нефтедобычу, в России не было. Имелись значительные площади заведомо нефтеносны* земель, находившиеся в руках у государства. Был неограНИ1!»»» ный спрос на нефтетопливо. Соотношение издержек на иефтс И угледобычу было самым благоприятным в мире (для нефти) И тем не менее, добыча нефти не росла. Почему?

В 1901-1902 гг. Россия, как и Европа, проходит через ЦИКЛИ ческий кризис, охвативший все отрасли, в том числе — нефтяную Но вот кризис заканчивается, в 1903 г. во всем мире, В ключи* Россию, начинается оживление. На Западе оживление перейдг| • подъем 1904-1907 гг., а вот в России оживление продлите» inert несколько месяцев. О том, что было дальше — "длительная и* прессия" или "пропущенная восходящая стадия экономически!*! цикла" — в российской литературе уже довольно давно идут ц» куссии. Остается спорным вопросом и то, почему мировой Н|М мышленный подъем обошел стороной Россию, хотя, разумеется, повлияли на ото война с Японией, революция, уход части ино — с гранного капитала.

В нефтяной промышленности с 1903 г. проявляет себя но­вый фактор, серьезно влияющий на объемы нефтедобычи, при­влекательность отрасли для капиталовложений, надежность по­ставок для потребителей. 1 июня 1903 г. в Баку началась стачка, уже на следующий день превратившаяся во всеобщую. Ее осо — иенностью стала чрезвычайная неожиданность, внезапность, не­объяснимость. "Июльская забастовка самих рабочих захватила врасплох, неожиданно — словно огромная снежная лавина. Даже іребования рабочих не были сформулированы. Справедливо от­мечалось, что па вопрос заводской администрации — почему бас — іуют, чего им надо от отдельных рабочих получались часто несуразные ответы"’".

Современник событий, крупнейший специалист по эконо­мике нефтяной отрасли В. И. Фролов писал: "Можно с достаточ­ным основанием утверждать, что до июля 1903 года борьбы ра — (кічих с капиталистами в нефтяной промышленности не было, іпредка возникавшие неорганизованные частичные забастовки до ного времени ни мало не колеблют этой общей оценки… Нет никаких сомнений, что в 1903 г. положение бакинских рабочих ныло не хуже, чем в 1902 г. и предшествующие годы, но до 1903 і это положение не осознавалось настолько, чтобы побудить ра — ІІпчих к каким-либо действиям"[473]. Экономически не мотивиро — вппную спонтанность стачки вынуждены были признать и совет — I кие историки: "поскольку июльская забастовка развернулась игожиданно, требования рабочих не были своевременно сформу — инрованы"’12.

Как могло случиться, что забастовка началась Сс> М*и либо экономических или политических требований, прост И р зультате эмоционально-психологического накала? Кто и км* догревал страсти? Сегодня, почти через сто лет, провести рм* і •• дование и дать однозначный ответ, наверное, невозможно Ми можем только догадываться, кому это было выгодно.

Что происходило дальше, изложим характерным языком и< ветской историко-партийной науки начала 1960-х годов; "И »и лом всеобщая стачка июля 1903 г. благодаря усилиям Бакіпк *<и и Комитета РСДРП и стачечного комитета отличалась орішіїїі ванным характером. 6 июля и в последующие дни наблюдшим отдельные анархические выступления. В Балаханах (район ш ф тедобычи — А. И.) г руппа малосознательных рабочих, иол» f)•» каемых черносотенными элементами, прибегла к порче промь елового имущества и повреждению резервуаров. Одновременна наемные полицейские агенты устраивали пожары на промысл»» t тем, чтобы создать удобный повод для массовых репрессий Н|ш тив бастующих"33. Версия о причастности к пожарам "инемны — полицейских агентов" — целиком на совести советских историки» никакими документами она не подтверждена.

В результате беспорядков и пожаров добыча нефти у ішли 52,1 млн. пудов в среднем за месяц в первом полугодии до И,1 млн. пудов в июле 1903 г. Самый большой пожар начался п іиі тябре, пламя от горевших пяти крупнейших скважин подипм» лось более, чем на сто метров. Этот беспримерный пожар пн lilt би-Эйбатской площади (в районе Баку) унес не менее 820 ii. lt тонн нефти34! Даже по нынешним временам — потеря очень лщ чительная. В результате в 1903 г. нефтяная промышленность и* смогла выйти из кризиса. Годовой объем добычи упал на 665 it. it [474]

linin’15. Таким образом, если бы не пожары, в 1903 г. в России тишь наблюдался бы прирост нефтедобычи. На две копейки уве — шчплась среднегодовая цена нефти в Баку. И даже после этого пин была вчетверо ниже, чем в США[475]. Несмотря на пожары и пінную нестабильность в нефтедобыче, к 1904 г. по-прежнему исфтетопливо почти безраздельно царило в Московском районе н и больших количествах ввозилось в Петроградский район"[476].

11о "вброс хаоса" только начинался.

В декабре 1904 г. в Баку происходит грандиозная стачка, о шторой в известном труде сказано, что она "была как бы пред — i pi новой молнией накануне великой революционной бури"[477]. В шдс двухнедельной забастовки сожжено 225 вышек, добыча нефти в декабре 1904 г. упала на 30 млн. пудов[478]. События тут же перекинулись в Батум, откуда шел экспорт бакинской нефти, британский консул в Батуме жаловался, что британские суда "чуть ли не по целым неделям задерживаются в порту, не произ­водя буквально никаких работ"[479]".

Бакинская стачка закончилась заключением коллективного наговора, "Мазутной конституцией", большая часть требований рабочих была удовлетворена, прибавка к зарплате составила в і ре днем 20%[480]

Тем не менее, после "предгрозовой молнии" последовал первый порыв "социальной бури". 6-10 февраля 1905 г. в Баку произошли, говоря дипломатическим языком, армяно­азербайджанские столкновения. А если называть вещи своими именами — резня, в которой погибли десятки людей.

Баку был, наверное, самым космополитическим городом империи, настоящим библейским Вавилоном. В нефтяной 01|м> ли действовали азербайджанские, русские, армянские, фраіщуі ские, английские и иные предприниматели. Если между ними и шла конкурентная борьба, то среди подданных российского нм ператора, во всяком случае, — не по национальному примнім Иногда предприниматели объединялись против Ротшильда, но и» потому, что тот был французом, а из-за столкновения экономив# ских интересов[481]. На промыслах работали представители 2.1 Ми циональностей. Социально-экономический уклад не носил кпкм го-либо национального оттенка, был по-настоящему космонолн тичен. Национальные особенности были видны только в артели*, русских и, особенно, азербайджано-персидских. Азербайджанцы использовали исключительно персов при добыче нефти ИЗ КО лодцев, работе чрезвычайно опасной для жизни и вредной дли здоровья[482].

23% рабочих на промыслах составляли армяне, 11% — азер байджанцы[483]. Дальше будем излагать события так, как их видели современники — русские рабочие. Среди местного азербайджии ского населения было много отпрысков былых ханских и бекскн* родов. При отчуждении нефтеносных земель именно ИМ ДОС І и лась львиная доля платы. Затем они взялись за "охрану" промы­слов. "Охрана" заключалась в насилии и вымогательстве, грабилн всех, кто попадался под руку, включая братьев азербайджанце» Плата за "охрану" постепенно росла. От "охранников" страднли все, никакой особенной антиармянской направленности на мер вых порах не было. Столкновения начались, как и стачка в июле

1903 г., совершенно внезапно и необъяснимо. "Резня эта для ра­бочих была совершенно неожиданной. В первые дни особенно это казалось так нелепо-диким, что просто не верилось, что все

н45

это происходит не во сне, а наяву.

Важно отметить, что в феврале конфликт не носил характера религиозного армяно-мусульманского столкновения. Персы (их было 20% работающих), лезгины (6%), казанские татары (6%) никакого участия в нем не принимали и относились к событиям безучастно.

Основную вину за трагические происшествия русские рабо­чие (отнюдь не революционеры) возлагали на местные власти: "События в Баку не были сразу же решительно и жестко пресече­ны, виновных никто не искал и не нашел. Это последнее обстоя­тельство, т. е. что такое преступление сошло совершенно безнака­занным, послужило одной из главных причин более поздних со­бытий"[484] [485].

А в конце лета 1905 г. нефтепромышленности России был нанесен страшный удар. 20 августа 1905 г. в Баку начались убий­ства, грабежи и поджоги в таких масштабах, каких после присое­динения к Российской империи Кавказ еще не видел. Летом сре­ди неграмотных рабочих-персов, традиционно выполнявших в Баку самую тяжелую работу, неожиданно появились земляки, муллы-софты, с проповедью мусульманского фанатизма, закли­навшие, что "каждый неверный достоин смерти"[486]. Софты — это мусульманские студенты богословия, десятками лет не сдающие экзаменов и ведущие привольную жизнь[487], что-то вроде совре­менных талибов. Как они попали в Баку из Персии — неизвестно. А когда начался погром, "рабочих-персов буквально гнали на грабежи. Их же гнали на поджоги. Они плакали, но шли и жгли"[488]. По данным газеты "Нефтяное дело", за последнюю деки ду августа 1905 г. в Бакинском районе сгорело 57% всех проищи дительных скважин, 61% бурившихся и углублявшихся. По си мой скромной оценке убытки превысили 40 млн. руб.[489] Восстамн вить сожженные скважины чаще всего было невозможно.

Добыча нефти в 1905 г. упала на треть, объем буровых рабі г і — до 35,7 тыс. саж.[490] В результате августовских событий цены ил нефть возросли с 14,6 коп./пуд в 1904 г. до 36 коп./пуд в сентяб|н> 1905 г.[491] Полная неопределенность с перспективами нефтедобЫ1 чи, рост цен на нефтетопливо напугали потребителей, начален массовый переход на каменный уголь.

Были потеряны и экспортные рынки. Экспорт нефтепродукт тов из России упал с 119,2 млн. пудов в 1904 г. до 51,44 млн. ну дов в 1905 г. и 47,96 млн. пудов в 1906 г.[492] Восстановить утри ченные позиции уже не удалось. Эти рынки тут же захватил Рок феллер.

Главнейшим местом сбыта русского керосина до собмніІІ 1905 г. была Англия, куда шло свыше половины всего вывоза и Европу. В 1903 г. русский и американский экспорт керосина и Англию был примерно одинаков, в 1908 г. соотношение было 61 в пользу Соединенных Штатов[493]. А если нет спроса на керосин, производство мазута (на который был неограниченный спрос н России) становится затруднительным. В мазут стали добавлен к все больше сырой нефти, что, конечно, не могло решить проблг му переработки нефти.

Кто спровоцировал бакинские беспорядки? В ходе дебатов в Государственной Думе правый депутат Н. Е. Марков говорил: "Эти систематические беспорядки, это сжигание нефтеносных вышек и оборудования бакинского района — все это было вызвано темными силами, которые дали громадные деньги на уничтоже­ние или на долгую остановку русской нефтепромышленности. Эти темные силы, руководимые вовсе не социал-демократами и не социал-революционерами, а людьми, принадлежащими хотя и к неизвестной мне партии, но, во всяком случае, не социалисти­ческой, они именно и создали этот бакинский разгром. Факты говорят, что до революции 1905 г. русская нефтепромышлен­ность была сильнее и производительнее американской, и именно после 1905 года наступил обратный процесс"[494]. Бакинские собы­тия нельзя признать совершенно спонтанными; кто-то ведь "по­догревал" летом 1905 г. рабочих-персов, откуда-то взялись пер­сидские муллы. Тогда, в 1905 г., неграмотных персов выслали из пределов Российской империи, но так и не установили, кто же стоял за ними.

Могли ли разжигать мусульманский фанатизм персов опре­деленные круги из политического руководства Великобритании, не раз применявшие на Кавказе подобную тактику в XIX в.? В 1902 г. Англия заключила союз с Японией, имевший открыто антироссийскую направленность, и в 1905 г. отношения между Британской и Российской империями были весьма напряженны­ми[495]. Но к 1905 г. доля собственности британских подданных на нефтепромыслах в Баку была достаточно велика, и посол Вели­кобритании в Петербурге Гардинг сам дважды (в августе и сен­тябре 1905 г.) обращался с нотами к российскому Министерству иностранных дел, требуя оградить интересы британских нефте­промышленников[496] [497] [498]. Так что вряд ли инициаторами поджогов г>ы ли англичане.

Прямой интерес в поджоге скважин был у азербайджанці в которым принадлежали все нефтяные колодцы, где в начале ирм все еще добывалось немало нефти. Работали на этих азерОиП джанцев исключительно персы, находившиеся буквально в риО ской зависимости от хозяев. Скорее всего, без участия владельцев нефтяных колодцев дело не обошлось. Но стоял ли кто-то за ми ми — ответить сегодня невозможно. Н. Е. Марков явно намекал їм круги, связанные с Рокфеллером.

Несколько позже описываемых событий были разработаны экономико-математические методы, позволяющие точно опрел» лить ту решающую отрасль, удар по которой вызывает наиболь шие потрясения всей экономики. Об одном из них — триангули ции матрицы межотраслевого баланса — нам уже приходило» Ь писать. Так вот, расчеты показали, что такой ключевой отрш лью для США 1940-х годов, имевших тогда, как отмечалось им ше, структуру топливно-энергетического баланса, схожую с ртн сийской начала века, была нефтяная. Случайно ли, что самый сильный удар пришелся в 1905 г. на российскую "отрасль першій строки межотраслевого баланса"?

Бакинские события 1905 г. в огромной степени повлияли їм будущее России и всего мира. Если бы их не было, не возникли бы столь острый "топливный голод" 1910—1914 гг. и, самім главное, чрезвычайная нагрузка железных дорог угольными гру зами во время Первой мировой войны и, по этой причине, непиг можность завезти в Петроград минимально необходимого коли­чества хлеба и топлива в феврале 1917 г.

Беспорядки в Баку отнюдь не закончились в 1905 г. Из-за забастовок в Баку недобор нефти в 1906—1908 гг. составил 70 млн. пудов59.

События 1905 г. вызвали значительное уменьшение добычи нефти, огромное повышение цен на нее. Ситуация в Баку остава­лась нестабильной. Многие потребители стали переходить на донецкий уголь. В 1906-1908 гт. рынки сбыта донецкого угля расширились до 1000-1200 верст от районов добычи[499]. В 1908 г. хлебные грузы уступили традиционное первое место в железно­дорожных перевозках России каменному углю[500].

Если мировой промышленный подъем в 1904—1907 гг. прошел мимо России, то в 1908 г. кризис страна почувствовала в полной мере. "Природа промышленного спада 1908 г. в России не ясна", — пришел к выводу крупнейший специалист по экономи­ческой истории предреволюционной России В. И. Бовыкин[501]. С апреля 1908 г. неожиданно начинается падение цен на нефть, с августа — падение масштабов бурения[502].

В 1909 г. в России наконец-то начинается новый промышлен­ный подъем. С 1909 по 1913 гг. промышленное производство воз­росло почти в 1,5 раза. Увеличился и спрос на нефть, тем более что цены на нее продолжали снижаться. В 1910 г. цены на нефть в Баку упали до уровня 1904 г. Нефтетопливо вновь стало более привлека­тельным для потребителя. Однако падение цен вызвало новое со­кращение бурения и последующее падение добычи. В 1911, 1912 и 1913 гг. нефти в России добывалось меньше, чем в 1910 г., хотя с 1911 г. возрос спрос на нефть и цены на нее повысились.

Рост цен на нефть не вызвал ни соответствующего прирост бурения, ни увеличения добычи нефти. Производство угля С ІШІЧ по 1913 г. возросло почти в полтора раза, нефти — практически не изменилось. Так как промышленность и транспорт в эти голи бурно развивались, возник "топливный кризис”. В результат увеличился импорт угля.

Угольная промышленность Донбасса была монополизири вана зарубежным финансовым капиталом, в руках которого Ий холились мощные экономические и политические рычаги возлеII ствия на рынок. Крупный знаток Донбасса П. Фомин писни с 1929 г.: "Продуголь" был представителем интересов иностранно го капитала, оказывающего давление на нашу каменноугольную промышленность, в том числе объединенным централизованным выступлением на рынке, в представительных органах, в ходаїнИ ствах перед правительством"[503]. Выступая за всемерную подлгр* ку государством Донбасса, "Продуголь", безусловно, делал »•# что было в его силах для торможения развития основного коциу рента — нефтепромышленности.

В отличие от французских углепромышленников, бакински» предприниматели часто не могли добиться от правительства у/мм летворения самых неотложных нужд. Так, когда в результате Пи порядков и пожаров 1905 г. потери нефтепромыслового имуще» ни значительно превысили сумму в 40 млн. руб., правительство приш ло решение предоставить ссуды нефтепромышленникам на 20 will руб. Однако реально ссуд было выдано всего 13 млн. руб.[504]

Главное, чего ожидали (и не дождались) нефтепромышлми ники от казны, — это не ссуды, а предоставления в аренду ївши» нефтеносных земель. Еще до 1896 г. государство изъяло из И* дельного пользования крестьян 5,5 тыс. десятин заведомо нс«|н<

носных земель в Бакинском районе, запретило сельским общинам сдавать под добычу нефти казенно-общественные земли и запре­тило разведку и поиск нефти на всех своих землях в пределах Лпшеронского полуострова[505].

В 1896 г. вся нефтедобыча в Бакинском районе велась на 544 десятинах (в Америке в это время нефть добывалась на площади к 2000 раз больше). С 1896 г. по 1900 г. было проведено 4 очере­ди торгов на аренду казенных нефтеносных земель, причем по­следняя очередь — по "временным правилам". Площадь нефте­добычи возросла до 967 десятин, резко увеличились в эти годы и объемы добычи нефти[506]. В 1903 г. были проведены очередные торги, по тем же "временным правилам". Однако сенат результа­нт торгов не утвердил, признав участие Ротшильда опасным для интересов русской нефтепромышленности. В прессе даже "под­нялся шум о тайных замыслах иностранного капитала"[507].

Следующие торги состоялись в 1906 г., после погрома и по­жаров 1905 г., когда многие скважины были утрачены навсегда, а пласты обводнены. И после двухлетних (!) колебаний сенат вновь юрги не утвердил. Мотивировка: существующие условия торгов (то есть "временные правила 1900 г.") не гарантируют снижения рыночных цен на нефть. Резолюция сената гласила: "Крупные фирмы не страшатся больших долевых отчислений, лишь бы за­крепить за собой оставшийся у казны запас нефтяных земель, с (см чтобы сделаться хозяевами нефтяного рынка"[508].

По существовавшим тогда "временным правилам" торг шел на величину долевого отчисления добытой нефти в пользу казны: h го предложит больше — тот и получает участок; крупные фир­

мы предлагали казне в виде арендной платы 57—70% добыт И нефти[509].

После отмены результатов торгов 1906 г. Государствениил Дума установила "неотложную необходимость издания іншої" нефтяного закона". И начиная с 1906 г. "министры промышлен ности и торговли, принимая портфель, усердно подчернивши! « своих декларациях, что нефтяной закон поставлен в первую юно ву, его остается только обсудить"[510]. Правительство предложишь провести торги в 1909 г. по старым правилам — Дума отклони >и это предложение. Новых нефтеносных земель между тем в llpPIt ду не поступало.

Все первое десятилетие XX века добыча нефти в Баку инш почти целиком на так называемых старых четырех площиди* Лишь в 1907 г. начали весьма ограниченное освоение месторн* дения на "новой площади" Апшерона — в Сураханах, причем правительство постаралось большую часть земель изъять[511]. Или щадь эксплуатируемых на Апшероне земель составляла: 190*11 — 990 десятин, 1911 год — 1048 десятин[512].

Нужно было осваивать новые земли. На четырех "стиры* площадях” в Баку нефтедобыча сокращалась. Падение с 19091 покрывалось небольшими новыми участками добычи на Аши* роне и в Грозном. Доля грозненской нефти, составлявший к 1902 г. 4,4%, поднялась к 1911 г. до 13,5%[513]. Общая площадь ли плуатируемых земель в Терской области (то есть в Грозном) • 1911 г. составила 619 десятин[514]. Добыча нефти в России в целим в 1913 г. была ниже, чем в 1901 г. Лишь в 1913 г. был открыт ни вый нефтяной район близ Грозного, где добыча стала стреми

тельно нарастать уже в годы Первой мировой войны. Важно от­метить, что нефтеносные участки там были не казенные, а част­новладельческие.

С истощением отдельных месторождений сталкивались и американские нефтепромышленники, но они быстро переключа­лись на новые земли. Первые 25 лет нефтедобычи, до 1895 г., основным районом был штат Пенсильвания, с 1895 г. — Огайо, а к 1903 г. первенство переходит к Калифорнии[515].

Законопроект о новых нефтяных торгах поступил в Думу в 1910 году. Почему-то на его изучение ушло 2 года.

Интересен такой эпизод работы над законопроектом. Проект был подготовлен и представлен в Думу министром промышлен­ности и торговли. Но за то время, пока шли все бюрократические процедуры согласований, бывший министр стал членом Государ­ственного Совета. Неожиданно при обсуждении статей законо­проекта наиболее ярым оппонентом его выступил сам автор! "Вызванный по поводу такого противоречия на объяснения, упо­мянутый сановник ответил, что, будучи членом правительства, он должен был действовать в одном направлении, а теперь, состоя членом Государственного Совета, признает необходимым дейст­вовать в другом направлении"[516].

В июне 1912 г. Государственная Дума утвердила Закон о сдаче казенных земель в аренду. "Временные правила" просуществовали 12 лет. Первые торги по новому закону назначили через год, в сере­дине 1913 г. Закон оказался крайне неудачным: торги должны были определить того, кто согласится поставить казне обязательный ми­нимум нефти по самой низкой цене. Результат торгов был неожи­данным: предлагалась цена "минус 47 копеек пуд", то есть нефте­промышленник готов был приплачивать казне 47 копеек за постав­ку каждого пуда нефти. Газеты писали: "Вот они, синдикатчики-то,

что делают: не только не берут с казны ничего за поставленную нефть, а еше от себя приплачивают… Тут что-нибудь да скрыт»?і ся"78. Разумеется, здесь скрывался расчет покрыть все затраты іірн даже»» на свободном рынке той нефти, которая будет добыта сверх обязательного минимума.

Торги вновь не утвердили. На дворе стоял 1913 год, впереди — война с Германией, страна стонет из-за топливного голода, и на протяжении 13 лет не удалось ввести в дело хотя бы сої — ню—другую десятин нефтеносных земель, что явилось главной непосредственной причиной застоя в нефтедобыче.

В это время США бурили по 90 тысяч скважин за пятилетие (1909—1913 гг.) на 166 тысячах десятин земли79. Германия, цс ной крайнего обострения отношений с Англией, рвалас». к места рождениям турецкой Месопотамии. В Великобритании обеспече­ние нефтью военно-морского флота становится одним из крае­угольных камней государственной политики. У. Черчилль, высту­пая в 1913 г. в палате общин, говорил: "Наша основная политики состоит в том, чтобы адмиралтейство стало независимым вла­дельцем и производителем запасов нефти. Мы должны стать соб­ственниками, во всяком случае, получить возможность контроли­ровать владельцев источников, по крайней мере, относительно необходимого для нас количества нефти"80. В защиту своей поли­тики первый лорд адмиралтейства Черчилль пугал угрозой "ог­ромных нефтяных трестов, стоящих под иностранным контролем, в чьи руки должны попасть мировые запасы нефти"[517]. И англий­ское правительство решительно взяло в свои руки финансовый

™ Цнт. по: Фролов В И Из прошлого русской нефтяной промышленности С. 17

™ Гарфиас В. Мировой нефтяной рынок — его запасы н источники. Л., 1У20 С.71.

Wl Дэвенпорт Е. Г., Кук С. Р. Нефтяные тресты и англо-американские отноше­ния М., 1925. С. 18-19 Там же. С.22.

контроль над крупнейшей, наряду с "Шелл", "Англо-Персидской нефтяной компанией" (будущей "Бритиш Петролеум").

Иначе решался вопрос об эксплуатации нефтяных месторо­ждений государством в России. Нужно было гарантировать хотя бы снабжение флота дешевым нефтетопливом (что делало прави­тельство Великобритании). Председатель совета министров В. Н.Коковцов в 1913 г. выступил за разработку нефтеносных ме­сторождений для этих целей государством[518]. Но правительству не удалось провести через Думу решение об использовании казен­ных нефтеносных земель хотя бы для нужд флота и Министерст­ва путей сообщения. Почему? А потому, дескать, что дешевле для казны будет купить мазут у нефтепромышленников…

У Н. Е.Маркова, возможно, были основания предполагать в ходе думских дебатов нефтяной голод: "Мы имеем дело с такой сложной, хитросплетенной мошеннической машиной, изобретен­ной где-то в Северной Америке, машиной, которая имеет в своем обладании сотни миллионов рублей, машиной, которая может подкупить… я не знаю кого"[519].

Сегодня у нас нет оснований сомневаться в том, что в своем большинстве государственные деятели прежней России руково­дствовались государственными интересами. Хотели как лучше, хотя понимали лучшее все по-своему. Министр Тимашев говорил в 1913 г.: "Нефть получила в настоящее время совершенно другое назначение, жечь нефть — это преступление, это совершенно неэкономический прием; нефть должна быть утилизирована для других, более важных задач, нужно жечь не нефть, нужно жечь уголь, и в этом центр вопроса". Если бы хороший уголь был (как в Англии) в 70 км от Петербурга и Москвы, министр, возможно, был бы прав. Но в интересах страны было бы не стремиться к "идеалу", а выбирать "меньшее зло", то есть по максимуму жечь [520] 81

нефтетопливо. Однако — хотели оставить нефть потомкам. II" томки, кстати, за один, скажем, 1987 год, продали за рубеж НИ бросовым ценам нефти и нефтепродуктов примерно столько *Г сколько составляла вся добыча Апшерона с 1873 по 1913 год.

К началу XX в. роль нефти изменилась. В 1882 г. в Пьт Йорке была открыта первая электростанция, в 1885 г. в Америк і использовалось 250 тысяч электрических лампочек, в 1902 г. IИ млн. Потребность в керосине — как средстве освещения — бысфн падала. Зато увеличилась потребность в нефтетопливе для дані • телей внутреннего сгорания* * [521].

На Всемирной выставке 1893 г. в Чикаго самым крупным нефтяным двигателем (внутреннего сгорания) была машине мощностью 35 лош. сил а на Парижской выставке 1900 г. — у** 1000 лош. сил[522].

Двигатели внутреннего сгорания все шире применялись ин всем мире, в том числе — и в России. В 1908 г. в промышленное и» России было установлено 2723 двигателя внутреннего сгораннн общей мощностью 111693 лош. сил[523].

Нефтетопливо требовалось и для топок нефтяных котлов. И 1902 г. германские пароходные компании "Гамбург — Америки линия" и "Северогерманский Ллойд" перевели на нефтяное гон ливо часть судов. Почти одновременно с этим британское Адми ралтейство решило перевести на нефть ряд боевых судов[524].

В ходе подготовки к войне становилось ясно, что нефть пре вращается в важнейший стратегический товар, однако подлинник ее роль открылась только после начала Первой мировой войны, которая — впервые в истории — превратилась в "войну моторов"

Отсутствие собственных запасов нефти стало важнейшим факто­ром поражения Германии и ее союзников.

Накануне Первой мировой войны ежегодный импорт нефти в Германию составлял 1250 тыс. тонн. Из них 749 тыс. тонн вво­зилось из США, 220 тыс. тонн — из Галиции, 158 тыс. тонн — из России, 114 тыс. тонн — из Румынии и 52 тыс. тонн — из Нидер­ландской Индии[525]. С началом войны большинство прежних ис­точников получения нефти оказалось для Германии закрытым.

В годы войны нефтетопливо все больше требовалось не только военно-морским силам, но и сухопутным войскам, авиа­ции. Франция вступила в войну, имея всего ПО грузовиков, 50 тракторов, 132 аэроплана. В 1918 г. Франция располагала уже 70000 грузовиков и 12000 аэропланов. Кроме того, на француз­ской территории находилось 100000 грузовиков британской и американской армий. Суточное потребление бензина войсками союзников доходило до 12 тыс. тонн[526]. Возможности снабжения нефтепродуктами вооруженных сил Германии и Австро-Венгрии были очень ограничены, с каждым месяцем нефть становилась все более важным фактором военных успехов. К концу войны родилось выражение: "Победа союзников над Германией — это победа грузовика над паровозом"[527].

Перед войной на территории Германии и Австро-Венгрии располагались нефтяные месторождения промышленного значе­ния только в Галиции, с производительностью максимум 1,8 млн. тонн в год[528]. Основной район добычи, дававший более 70% нефти — Дрогобыч-Станислав[529]. 8-я русская армия под командованием генерала А. А. Брусилова вела в этом районе бои уже в сентябре 1914 года, наши войска продвинулись тогда западнее линии Дро гобыч-Станислав[530].

В 1915 г. Галиция оказалась в австрийском тылу, но добычи после военных действий нефти упала там до 544 тыс. т. — более чем втрое[531]. Немцы сидели без нефти. В Германии в 1915 г. в це­лях экономии бензина гражданским лицам было запрещено Поль* зоваться автомобилями и моторными лодками как "предметами роскоши".

В августе 1916 г. войска 7-й и 9-й армий Юго-Западного фронта, которыми теперь командовал генерал А. А. Брусилов, вновь приблизились к Станиславу. Чтобы удержать линию фрон­та, на этот участок посылались не только австрийские резервы, но и все, чем мог располагать германский Генштаб — две немей кие дивизии, срочно переброшенные с Западного фронта и Щ Македонии[532].

Брусилов не ослаблял натиска. Галич-Станислав (между ни ми 35 км) на какое-то время стали для Брусилова направлением главного удара фронта, на этот участок он посылал почти нсо получаемые от Ставки подкрепления[533]. К середине августа Ста­нислав был взят[534]. Восстановленные нефтепромыслы вновь залы лали.

Еще в годы Первой мировой войны было отмечено, что НО движению цен на нефть можно судить об изменении шансов нп победу той или другой стороны. Если на рынках Антанты цены падают — значит, шансы на победу держав Согласия растут Брусиловский прорыв вызвал невиданное понижение цен ни

нефть в сентябре 1916 г. — на 30 центов за баррель[535]. С тех пор изменение цен на нефть стало важным и беспристрастным поли­тическим барометром. К слову, Октябрьский переворот привел к росту цен в декабре 1917 г. на 25 центов за баррель[536].

На протяжении всего XX века развитие нефтяной промыш­ленности мира находилось под огромным влиянием не только экономических, но и политических факторов. ♦

Оставить комментарий