Солнечная электростанция 30кВт - бизнес под ключ за 27000$

15.08.2018 Солнце в сеть




Производство оборудования и технологии
Рубрики

Человек и биостат

Но оставим академический подход к живому океану и взглянем на его динамические системы с прак­тической точки зрения. На первый взгляд представление о единстве элементов океана, к которому мы шли на протяжении всей книги, не кажется таким уж важным. Могут сказать, что оно просто до тривиальности и слиш­ком абстрактно для практики.

Как ни парадоксально, но именно это представление должно лежать в основе всей практики общения чело­века с океаном, в основе хозяйственного использования морей, устьевых областей рек, в основе прогнозирования вылова рыб и беспозвоночных, в основе охраны вод мо­ря от загрязнения и т. д. —

1 Под хозяйственным использованием биологических ресурсов океана раньше понимали лишь промысел, объ­ектами которого являются и животные, и растения. В Мировом океане обитает более 16 000 видов рыб и око­ло 600 видов головоногих моллюсков, многие из которых не только съедобны, но и чрезвычайно вкусны и пита­тельны. Кроме того, в океане обитает немногим менее 100 видов китов и ластоногих, тоже служащих объекта­ми интенсивного промысла. Промысел морских рыб в течение многих столетий непрерывно возрастал и достиг сейчас примерно 40 млн. т в год. Теперь прирост вылова рыб замедлился и сейчасон равен всего 3 — 4% в год. Это свидетельствует о том, что рыбные ресурсы океана используются весьма и весьма напряженно. По мнению многих ученых у нас и за рубежом,- максимальный вы­лов может быть не более чем в 1,5—2 раза выше совре­менного. «Запасы» же китов под давлением вылова стали быстро уменьшаться.

Однако киты составляют лишь около 6% всех биоло­гических ресурсов океана, оцениваемых примерно в 100 млн. т. Большая часть всех ресурсов—рыба (около 85% по биомассе). Около 9% общих ресурсов приходится на долю так называемых «нерыбных объектов»: моллюс-

ков, ракообразных и многих других, включая и водорос­ли. Максимальный вылов пищевых продуктов из моря не должен превышать 80 — 90, по мнению других — 70—80 млн. т в год, так как 10—20% необходимо для нормального воспроизводства стад. Исходя из этих цифр, известный советский океанолог В. Г. Богоров пи­сал недавно: «Оценивая все перспективы повышения улова в Мировом океане (включая моря), нельзя, рас­считывать на удвоение вылова в ближайшие 20 — 30 лет просто путем увеличения количества или качества рыболовных судов. Ведь можно подорвать основные за­пасы. В борьбе за существование при резком уменьше­нии численности вида он может вообще исчезнуть. Сле­довательно, эксплуатация биологических ресурсов океа­на должна вестись рационально…» О рациональном использовании ресурсов моря и опасности перелова пи­шут и другие советские ученые. ‘

Итак, необходима рациональная стратегия промыс­ла, основанная на знании законов круговорота и про­дукции органического вещества в морских сообществах и экосистемах. Самый общий принцип такой стратегии чрезвычайно прост: беря, отдавать обратно эквивалент взятому, т. е. возмещать. «Беря-^возмещать» — это по­нятное и справедливое условие, которому следует вся живая природа. Приходится лишь удивляться тому, как много времени требуется человеку, чтобы усвоить этот принцип и следовать ему в практике своих отношений с морем.

Из предыдущего изложения следует, что, изымая из биологических ресурсов моря один продукт и в одном месте, нужно возвращать некий эквивалент в другом месте круговорота. Выловив определенное количество рыбы, можно вернуть материальный эквивалент в виде, например, соответствующего количества биогенных со­лей, которые поднимут на нужную величину кормовую базу рыб, и тем самым увеличат (восстановят) и самую популяцию рыб: «возмещение» произойдет, хотя биоген­ные соли могут быть внесены и не точно в том месте, где была выловлена рыба. Большинство морских биоло­гов сходится во мнении, что удобрять океан пока невоз­можно. Если где-нибудь и производить подкормки

‘Богоров В. Г. Жизнь океана. М., «Знание», 1969, с. 55.

минеральными или органическими веществами, так это в специально отведенных и пригодных для аквакультуры прибрежных районах — бухтах, заливах (что в настоя­щее время и делается), хотя возможны и несколько иные варианты. ‘ *

Прибрежные воды сейчас служат основными района­ми промысла. На шельфе добывается 86% рыбы, а в. районах, удаленных от берега, — только 10%. В при­брежных районах перспективно и фермерское хозяй­ство. Во многих приморских странах уже сейчас выра­щивают водоросли моллюсков, ракообразных и даже рыб. Развитая морская ферма —■ это не что иное, как видоизмененная экосистема, структура которой специ­ально приспособлена к получению полезного продукта, в определенных звеньях пищевой цепи — рыбы, морских моллюсков, трепангов или водорослей. Чтобы спланиро­вать ее структуру и. схему оптимального управления, ну­жен прежде всего набросок ее принципиальной схемы.. Затем, задавшись определенными параметрами выхода необходимых звеньев, нужно так «подогнать» другие элементы системы и так изменить набросок принципи­альной схемы, чтобы система давала нужный выход. Де­лать все это экспериментально слишком медленно и до­рого. В таком деле основная предварительная работа падает на специалистов-планировщиков, работающих с помощью ЭВМ над первоначальной моделью экосисте­мы. Поскольку животные нуждаются в органическом веществе, синтезируемом водорослями, планировщики непременно должны позаботиться о звене водорослей. Чтобы добиться нужной их продукции, потребуется рас­считать необходимое поступление биогенных элементов,, углекислого газа и других факторов. Если строить си­стему по замкнутому циклу, как и в естественных систе­мах моря, то подача биогенных вёщесть должна быть обеспечена достаточно быстрым разрушением всех из­лишков органического вещества, поступающего из раз­ных цепей системы, а также введением дополнительного — количества биогенных элементов (эквивалентно отбо­ру продукта, выносимого человеком}. Возможно, что до­полнительное введение этих веществ окажется больше такого эквивалента. Это будет означать, что часть их переходит в системе в состояние неусвояемого отхода (например, ила), который, возможно, придется удалять из экосистемы[36]. Хорошо, если вещества, уходящие в «от­ход», нетоксичны для организмов системы. А если они токсичны, то удаление необходимо. Нетрудно, пожалуй, удалить отходы твердые, оседающие на дно биологи­ческого реактора. А если это продукты жидкие? Они ока­жутся растворенными во всем объеме воды, будут на­капливаться в ней до вредных концентраций. Вывести их из системы труднее. Быть может даже, что в реактор придется специально вводить организмы (бактерии, во­доросли), разрушающие токсин. А это в свою очередь может изменить весь баланс уже спланированной вчер­не экосистемы… Словом, работы здесь, и работы труд­ной, более чем достаточно. Но именно в этом и заклю­чается синтез экосистемы фермерского морского хозяй­ства.

Получить из системы одного типа, все необходимые продукты будет трудно. Скорее всего будут строиться фермы, специализированные разным образом, как и фер­мы земледельческие. Значит, единого «типового проек­та», одинаково пригодного для разных условий, быть не может, а если он и будет, то общего характера. Кон­кретные же разработки хозяйственных морских экосис­тем неизбежно окажутся разными.

Итак, основное условие взаимовыгодного общения человека с биологическими системами океана — это принцип разумного, хорошо обдуманного и спланиро­ванного возврата, который может осуществляться в бес­конечно разнообразных формах. В разнообразных, но не любых. Некоторые формы «возврата» запрещены самой природой. Можно сказать так: море, как всякий орга­низм, способно «переварить» далеко не любой продукт. Некоторые вещества самым драматическим образом на­рушают нормальную его работу. Между тем человек давно и необдуманно выбрасывает в океан отходы про­мышленных производств, выливает нефтепродукты, за­грязняет воды пестицидами, солями ртути и других ме­таллов, вредных для развития жизни. .

Гидрохимические съемки, проведенные в 1973 г., пока­зали,, что поля загрязнений, простирающиеся от евро­пейского и американского материков, уже сомкнулись в

центре Атлантического океана. Загрязнение океана — проблема не завтрашнего, а сегодняшнего дня. Послед­ствия такой необдуманной практики видны на примере применения ДДТ в борьбе с вредителями и болезнями сельскохозяйственных растений суши, откуда ДДТ по­падает в море. Невозможно оценить ущерб, наносимый им биологической продукции. Изучение действия ДДТ на водоросли рыб и показало, что при одних концентра­циях ДДТ замедляется их рост, а при других организ­мы гибнут. ■

Однако такое знание крайне недостаточно, чтобы су­дить о вреде, наносимом продукции моря. На его основе нельзя предсказать, как изменится продукция, скажем, через 20 лет. Можно изучить, как распространяется ДДТ по трофической цепи, как он накапливается в организ­мах разных трофических уровней, какие виды страдают больше и быстрее, какие перестройки в составе сооб­щества это вызовет. Тогда прогноз продукции через 20 лет станет гораздо реалистичнее. Но и таких сведений мало. ДДТ выносится в океан реками, частично выпада­ет из атмосферы в виде дустов. Ограничивается его дей­ствие только приустьевыми районами и верхним тонким слоем воды или яд переносится в глубинные воды? Ста­билен ли ДДТ в глубинной воде, если он туда попадает, как быстро идет его накопление? Эти вопросы показыва­ют, что и гидрологи, и химики тоже обязательно должны быть участниками такого комплексного исследования и прогнозирования. Это будет уже прогноз в экосистеме. Именно он наиболее полон и необходим для предвиде­ния будущего и для ясного понимания настоящего.

Гидрофизические, химические и биологические систе­мы океана существуют изолированно друг от друга толь­ко в знаниях человека об океане, но не в самой приро — v де. В современных науках об океане только начали на­мечаться мосты между этими островами знаний.

Оставить комментарий